Александр Романюк: эпос офортов "Сердце", по мотивам японской средневековой поэзии.

"Поблекли краски, цветы завять успели, пока по свету блуждала я, беспечно скользя повсюду взором!" Сборник японской поэзии "Huakunin isshyu", 1235 год

12 марта, в скорбную годовщину трагедии, обрушившегося на Японию цунами, Украинско-Японский Центр в киевском Чайном клубе провел выставку гравюр львовского художника Александра Романюка "Сердце". 24 офорта иллюстрировали сюжеты из сборника японской классической поэзии "Huakunin isshyu".   Романюк перенес на металл традиционные японские сюжеты, до этого существовавшие исключительно на тканях и бумаге, сочетая три традиции: восточный рисунок, европейскую технику офорта и украинский дух. Прелесть его произведений и в том, что материалами для творчества стали аутентичные, отжившие свой век вещи и хлам из разных стран, собранные автором из вторсырья.

Сборник японской поэзии 1235 года содержит 100 стихов в стиле танка, 100 авторов, среди которых известные правители, философы, политики, гейши и др., запечатлевшие свои размышления и наблюдения о природе, людях, скоротечности времени. А сами экспонаты лишь часть из множества авторских произведений цикла Китапония (Китай, Япония и ряд азиа-восточных стран) - местности, увлекшей Александра своими традицией и самобытностью.

Сердце для японцев - это вместилище ума, души, чувств и духа. На выставке Александра Романюка объединилось прошлое, настоящее и будущее. И выставка стала еще одним мостиком любви и уважения украинцев к японской культуре. Как сказал организатор выставки Максим Ляшев, взаимопонимание между людьми, в котором искусству отведена важнейшая роль, возможно, поможет избежать в будущем повторения трагедий, подобно тем, которые пережили японцы и украинцы. Золотые слова!

На гравюре изображено самое известное японское стихотворение


Иероглиф "Сердце", основа - старая дверь, цинковая ванна 17 века, найденные на львовских свалке и чердаке особняка


Один из центральных экспонатов выстаки
Александр Романюк, экспозиция "Сердце", вид сверху


Александр Романюк, экспозиция "Сердце", вид сверху


Участники выставки рассматривали ее по-азиатски - на коленях
Участники выставки рассматривали ее по-азиатски - на коленях


Латунь, цинк и медь - не только элементы таблицы Менделева! Для Александра Романюка это и инструменты алхимии искусства...
Латунь, цинк и медь - не только элементы таблицы Менделева! Для Александра Романюка это и инструменты алхимии искусства...


Произведения Романюка прижились в частных коллекциях ценителей Азии и Востока по всему миру
Произведения Романюка прижились в частных коллекциях ценителей Азии и Востока по всему миру


Сосредоточнием, медитациями, самопогружением и самопознанием веет от этих работ
Сосредоточнием, медитациями, самопогружением и самопознанием веет от этих работ


"Наш мир очень хрупкий, и важно уметь налаживать взаимопонимание. И аромат искусства этому содействует", Максим Ляшев, из приветствия участникам выставки
"Наш мир очень хрупкий, и важно уметь налаживать взаимопонимание. И аромат искусства этому содействует", Максим Ляшев, из приветствия участникам выставки





Организаторам выставки удалось создать атмосферу гармонии, объединив японские сюжеты, поэзию, музыку, молитвы и традиционное чаепитие
Организаторам выставки удалось создать атмосферу гармонии, объединив японские сюжеты, поэзию, музыку, молитвы и традиционное чаепитие


Максим Ляшев, художник, организатор выставки
Максим Ляшев, художник, организатор выставки


Представитель Украинско-Японского центра
Представитель Украинско-Японского центра


Сборник японской поэзии иллюстрированный рисунками стал источником для гравюр Александра Романюка
Сборник японской поэзии иллюстрированный рисунками стал источником для гравюр Александра Романюка


Вечер японско-украинского искусства венчало традиционное чаепитие
Вечер японско-украинского искусства венчало традиционное чаепитие

                                                                                                Обозревал Влад Роенко, арт-блогер